Top.Mail.Ru

Секрет успеха — в уверенной подаче себя

Каталина Горских, 25 лет, г. Санкт-Петербург. Фотограф с уклоном на сегмент plus size, путешественница, модель.

 

Каталина, какой стиль в одежде ты предпочитаешь?

Я люблю корейскую уличную моду. Главный ее принцип свобода и дерзость. В такой одежде удобно, комфортно, нет никаких ограничений, она свободного кроя, множество oversize-моделей. Для корейцев не так важно, полный ты человек или худой, для них главное — как ты одет. Еще до того, как корейская мода пришла в Россию, я одевалась в таком стиле — помню, одно из платьев этого стиля часто собирало вопросы: «Где купить такое же»?

Кстати, мне нравится в Vix&Vox зеленое платье: я купила 70-й размер при моем 56-м, и оно стало моделью в корейском стиле.

Часто бывают такие ситуации, когда к тебе подходят девушки, спрашивают, откуда эти вещи?

Да, девушки моего размера спрашивают постоянно. В основном, в социальных сетях.

Вещи под грифом «нельзя» — такие существуют?

Знаешь, что самое интересное? Я не придерживаюсь какого-то определенного стиля на сто процентов и не ограничиваю себя. Ярлык «нельзя» живет и укореняется в головах людей. Есть, наверное, только одна модель платьев и юбок, которые я не буду носить, потому что они мне откровенно уродуют. Платья силуэта «прямой футляр» с расклешенной юбкой на любой девушке с фигурой «песочные часы» будут сидеть плохо, независимо от ее размера.

«Полным нельзя носить яркое» или «мне не подходят свободные, объемные вещи» — нет, категорически не соглашусь. В моем гардеробе есть и белое, и обтягивающее. Главное все должно быть с умом и в меру. Естественно, в купальнике по Невскому проспекту я не пойду, а на пляж надену.

 

 

 

А как ты реагируешь на то, что притягиваешь взгляды? Был какой-то период привыкания?

Наверное, у меня было и остается непонимание — почему так много людей обращает на меня внимание. Я же не единственная девушка plus size в этом мире, не какой-то уникум. Очень давно у меня был случай. Мы стояли с мамой в общественном месте, и все прохожие смотрели на мою «пятую точку». Мама уловила взгляды и подумала, что я испачкалась. Но нет, просто люди меня рассматривали. Почему мои формы вызывают такой интерес, я не понимаю до сих пор. Иногда у меня бывает плохое настроение, и я могу подойти и сказать: почему вы смотрите на меня? В ответ все молчат и отводят глаза.

Чего ты стесняешься в себе?

Естественно, в моей внешности есть моменты, которые не нравятся, и их хочется поменять. Такая история есть абсолютно у любой девочки. И у любого мальчика тоже. Другой вопрос — я этого никогда не показываю людям. К примеру, у всех есть изъяны в лице, такие как асимметрия, но если не акцентировать на них внимание, они останутся незамеченными. К примеру, если ты скажешь человеку про кривую бровь, он будет сидеть и упорно смотреть на нее. Если же промолчишь — даже и не подумает. Секрет — в уверенной подаче себя.

 

Щепетильный вопрос: не тяжело ходить на каблуках?

Нет, я бывшая спортсменка: у меня нет проблем со спортом, с выносливостью. Каблуки — это вопрос привычки: если их надеть после 5-летнего перерыва — через час ноги устанут. Был период, когда я ежедневно носила 13-сантиметровые каблуки. Могла и в 20-сантиметровых зимой по льду бежать на учебу, а потом в них же ехать на тренировку. Переобулась в более «тихоходную» обувь, когда начала работать фотографом — на каблуках можно делать все, но не съемку: неудобно с баулами техники и вещей. Это и отбило мою любовь.

На что ты ориентируешься при выборе одежды? Или это настроенческая история?

Как и для большинства девочек — именно девочек, а не женщин — мне важно, чтобы вещь мне нравилась. Понимание текстуры ткани, фасона — все это приходит с возрастом.

А есть какая-то любимая вещь? И история, связанная с ее приобретением?

У меня пол гардеробной любимой одежды. Но, как и у любого человека, у меня есть вещи, к которым цепляешься, на протяжении двух месяцев из них не вылезаешь.

Отдельная гардеробная — это воплощение девичьей мечты или жизненная необходимость?

Такой мечты не было. Скорее, я мечтаю снова разлюбить магазины: болеть шопоголизмом — это все-таки слабость. Был, кстати, момент, когда я ненавидела магазины. В мои лет 11 мы с мамой пошли в торговый центр а-ля рынок. Тогда у меня был 48-й размер. И в одном из магазинов «добрая тетенька» поставила на мне крест, сказав: «Ваших размеров здесь нет». Следующие года три-четыре у меня была истерика при слове «магазин». Потом все поменялось: стали открываться доступные масс-маркетинговые магазины, и я начала скупать одежду. У меня появилось много вещей, я сделала первую гардеробную, через два года она стала маленькой, пришлось сделать вторую — в два раза больше. Чтобы вы понимали, у меня примерно 40 пар джинсов, брюк, порядка 60–70 платьев, обуви около 120 пар. Из них 70 на каблуке выше 10 сантиметров.

В силу профессии часть моего гардероба относится к категории «для съемок». Вечерние платья, определенная обувь, юбки — то, что я не ношу в жизни, но то, что мне понадобится для работы.

 

Расскажи о своем профессиональном пути: и как plus size фотографа, и как модели?

Я попала в модельный бизнес примерно в 16 лет благодаря своим любительским фотографиям в сети ВКонтакте. Меня заметили производители линеек одежды plus size и пригласили сотрудничать. Это были 2010–2011 годы. После первой съемке я самостоятельно разослала во все компании свое, как я думала тогда, портфолио. Так я стала работать со всеми производителями одежды, которые были на тот момент. Три года я могла себя считать именно моделью, затем был период, когда я бросала это направление, уходила в фотографию и видеографию — проявился юношеский максимализм. С годами менялось мое мировоззрение: мне стали интересны уже не деньги, а другая сторона работы: от лица фотографа, который видит и чувствует эмоции девочек. Но я так и осталась в этой индустрии.

 

 

 

По поводу девочек, которые заказывают индивидуальную съемку: как ты думаешь, зачем они это делают, независимо от размера?

Съемка — это возможность взглянуть на себя не под прицелом уймы ярлыков, а с другой стороны. Я думаю, что большинство приходит, чтобы доказать себе: я красивая. Я встречала много неуверенных девочек, для которых съемка — как психотерапия.

В моей практике был потрясающий случай. Года два назад ко мне пришла девчонка: обычная, симпатичная, размера 54-го. Говорит: улыбаться на фото я не буду, потому что у меня какая-то там не такая улыбка, снизу меня не снимать, потому что у меня подбородок большой и еще пара десятков требований. Я, конечно, объяснила, что у меня как фотографа есть свое видение, я буду работать так, как считаю нужным, а не так, как мне кто-то скажет. Но деньги уплачены — расслабься и получай удовольствие. В итоге я провела съемку.

Тогда у меня была сложная неделя, и я не укладывалась в сроки обработки ее фотографий. Написав ей об отсрочке на пару дней, я получила чудеснейший ответ: не спеши, я уехала жить в Москву. И пишет: ты же сказала, что я красивая, вот я и решила идти вперед. Девочка после съемки, наслушавшись комплиментов, увидела себя под другим углом, поверила в себя, сделала татуировку, о которой мечтала пару лет и через 5 дней уехала жить в столицу. Вслед за ней поехал молодой человек, которому она сильно нравилась, нынешний ее муж. Девчонка пришла на съемку, в итоге переехала, обзавелась мужем, а теперь и ребеночком. Я снимала и их свадьбу, и ее беременность, и их малыша.

И таких случаев много. Красота — это не внешние, а внутренние факторы. Понимание и принятие себя, искренность перед собой же и, конечно, перед миром. Такой человек по-настоящему красив. В моей работе фотографа есть большая доля от психолога: я знаю, что помогаю девчонкам. Они меняют отношение к себе. А казалось бы — просто нажимаю на кнопку фотоаппарата.

Фотограф — Наталья Безрукова.